+251 RSS-лента RSS-лента

О моей новой привычке.

Автор блога: Евгения
"Дрянь. Финальная версия"
Напрасны слова, и бесплодны молитвы,
Здесь время гуляет по лезвию бритвы,
И все мы гуляем по лезвию бритвы.
Меж смертью и жизнью по лезвию бритвы.
По лезвию бритвы...

Из зонг-оперы "ТODD"



Скрытый текст виден только зарегистрированным пользователям
"Дрянь, ред. 2"
Белоснежный кроссовер съехал на просёлок с шоссе и вильнув в сторону, замер, подмяв бампером ржавые стебли полыни. Массивный кусок арктического льда под низким, тяжеловесно-серым осенним небом. Его погасшие фары, похожие на глаза разъярённого робота, тупо уставились в чёрную штриховку леса у горизонта.

Плавно открылась правая дверца и с пассажирского сиденья выпорхнула Анька, упакованная в расклешоное, ярко-красное пальто, украшенное двумя рядами глянцевитых чёрных пуговиц. Строгими плечами и сжатой поясом талией, пальто подчёркивало классически правильные пропорции её фигуры. Анькино заплаканное лицо, перепачканное чёрными потёками туши, кислой, страдальческой гримасой морщилось над широким отложным воротом.

С водительского места неспеша выбралась Ева. Она, в противоположность длинноволосой брюнетке Аньке, была яркой, чрезвычайно эффектной блондой с модно выстриженными машинкой висками и пышной гривой золотых волос на макушке. И образ в одежде, под стать характеру, у неё был кардинально иной – чёрная кожаная курточка стрейч, обтягивающая бёдра мини юбка, своей клетчатой пестротой напоминавшая шотландский килт. На ногах лакированные ботфорты до колен, против Анькиных полусапожек казавшиеся вызовом общепитовскому вкусу. В отличии от подруги сейчас она излучала силу и позитив. Ева всегда любила спорт и при этом была заядлой курильщицей, что удивляло многих знакомых.

Две девушки, два стиля, два мира.

- Ну и зачем мы припёрлись в эти поля? – капризно простонала Анька. – У меня совершенно нет настроения слоняться сейчас по местам нашего бестолкового детства. Я и не одета для этого…

- А я думаю тебе полезно продышаться и успокоиться. Так что двигаем вперёд и заканчивай уже лить слёзы. Тебе важно хорошенько подумать, как выйти из бракоразвода при деньгах и с гордо поднятой головой.

- Он!.. Он бросил меня! – обильно источая из себя струйки слёз, по новому кругу начала нудеть свою мантру Анька. – Унизил и ушёл к ней.

- Это часто случается в нашей жизни. – с философской иронией заметила Ева. – Как сказал кто-то умный: конец чего-то старого, всегда начало чего-то нового. Банальность, но правдиво. Ты, кстати, Её видела?

- Нет… - всхлипнула Анька.

Они медленно пошли по продутому злым осенним ветром просёлку к опушке леса, волнообразно шумевшего облетевшими деревьями и неунывающей Еве вдруг стало грустно от само собой пришедшей в голову мысли. Мысли посещавшей её неоднажды – "Что её привлекало в нём? В этом гориллаподобном, недалёком амбале? Деньги? Сила? Об утрате этой ерунды она убивается?»
Ева достала пачку длинных ментоловых «Вог». Чиркнув крохотной никелированной «Zippo», закурила, в задумчивости втянув пряный, напитанный мятой, табачный дым. Протянула пачку Аньке.

- Ты вот что. Закури, попробуй. Это отлично успокаивает.

- Закурить? Но… но это же так вульгарно и очень вредно. Сигарета высосет из меня всё здоровье. – перепугано пролепетала та, будто ей предложили выпить мышьяку на брюдершафт. – Я никогда не курила. Всегда принципиально отказывалась от этого яда!

Ева осторожно сжала рукой плечо подруги. Ладонь приятно ощутила плотную бархатистость пальто.

- Послушай Ань. От одной сигареты никакой зависимости и прочей ерунды у тебя не будет, но полегчает это точно. Лекарство многократно проверенное.

Анька, шмыгнув распухшим носом, ухоженными ноготками выцепила сигарету из протянутой пачки. С сомнением повертев её в руках, следуя примеру Евы охватила фильтр губами. Вспыхнула зажигалка, поднесённая подругой в гнёздышке ладоней и она, старательно подражая Еве, попыталась затянуться, набрав полный рот дыма, но тут же поперхнулась, и захлебнувшись кашлем, швырнула сигарету в заросли полыни.

- Какая гадость… Зачем ты куришь? – корчась выдавила Анька, поглаживая растопыренными пальцами грудь. – Такое чувство, будто в меня проникло что-то инородное.

- Ты закуришь! – уверенно ответила Ева, выдыхая густой ментоловый вихрь дыма. – В твоём случае для первого знакомства достаточно и одной попытки затянуться. Но вангую, скоро пристрастишься.

И Ева вспомнила свою первую затяжку. Это произошло тут, неподалёку… Только была она совсем одна, и подруга-сигарета, как могла лечила её разбитое сердце. Какой она была в то время? Рослая, угловатая девушка, мечтавшая о любви. Сколько прошло лет? Кажется, лет пятнадцать? С тех далёких июлей и августов, когда подростками они носились в этих полях. Там, чуть дальше, на болотах, у них была «база» - большая бревенчатая беседка на краю топи, неведомо кем и зачем поставленная. По рассказам деда, на месте болота, когда-то был лесной пруд с великолепными белыми лилиями, который постепенно, год за годом, начал зарастать ряской, медленно заиливаться, превращаясь в мёртвую топь. Беседка, видимо, была поставлена, когда живописный пруд с лилиями ещё радовал гуляющих по лесу людей своей красотой. Однако их поколению досталось уже болото. Часто после дискотеки в сельском клубе, они шумной компанией приходили сюда, разжигали костёр, пили пиво, а близость болотной бездны щекотала нервы. У Аньки всегда были ухажёры. Она нравилась самым сильным и симпатичным парням своей эстетичной женственностью, смазливым личиком Мальвины. Ева тоже нравилась... но вот беда - Еве нравилась Анька! И часто кусая губы до крови она с болью провожала Аньку с этими заносчивыми, грубыми деревенщинами, не стоившими по её мнению и взгляда с их стороны, ведь по её искреннему убеждению они были созданы друг для друга. Ева и Анька. Однажды, в этой бревенчатой беседке, августовской ночью, наполненной искрами полночных звёзд, Анька лишилась девственности, а Ева, спрятавшись в кустах малины стала невольной свидетельницей этого действа. Там с Анькой был один из этих... грубых ничтожеств... Евины слёзы, протяжные стоны Аньки, сперва болезненные, затем похотливо сладостные и застоявшийся запах перезрелых ягод, бьющий наотмашь в нос. Той ночью навсегда ушло от них детство.

- Зачем мы туда идём? Я вся перепачкаюсь… ой… ещё и репьи эти. – ныла Анька, в слезливом раздражении отдирая от подола своего красного кафтана колючие шарики репейника. Как у всех пустых и неумных женщин, главным лейтмотивом нытья была её собственная персона. Бесконечные «Я… Мне… Я вот… Я не хочу...» -то и дело исторгали сочно накрашенные алой помадой губы.

- Наша беседка, помнишь?

«И что он мог дать ей? Похоть, грубость, подавление души? И она конечно хлебнула всего этого сполна за эти годы. Ну что же... я согрею нежностью и любовью её озябшее сердце.» - размышляла Ева, заботливо взяв Аньку под руку и с улыбкой вещая ей что-то о их подростковом прошлом.

Беседка по-прежнему стояла на краю топи. На чёрной поверхности болотной воды, между пожухлых кочек, плавали опавшие листья. Осенняя пустота леса. Тишина, нарушаемая лишь сухим хрустом сучьев у них под ногами.

Ева и Анька присели в беседке. Расположились на влажных, кое где покрывшиеся зеленоватым налётом плесени, досках скамеек. При этом Анька заботливо расстелила салфетки под своим мягким местом. Ева, мысленно усмехнувшись, достала из сумки сигареты, бутылку креплёного десертного вина, два чистых бокала.

- Надо согреться и повеселеть! – улыбаясь пояснила она и разлила по бокалам вино. – Иначе встречаться с юностью как-то не получается.

- Ты ж за рулём?

- Плевать… Выветрится.

Подняли бокалы. Чокнулись. Выпили. Не без удивления Ева отметила с какой жадностью её вожделенная подруга проглотила вино и тут же захмелев развязно засмеялась. И было в этом смехе что-то из прошлого, что-то, что ранило Еву той страшной ночью в самую душу…

Она закурила, помассировав висок пальцами с зажатой меж ними сигаретой. Дым волнами заструился по пышной, белокурой гриве волос.

- Ну-ка рассказывай, как там правильно курить! – вернул её в реальность хмельной голос Аньки, по пижонски пристроившей сигарету на угол рта.

- Набери немного дыма в рот и не торопясь попробуй прочувствовать и понять его вкус. Разложи его на молекулы. Выдохни.

- Он мятный… - на лице Аньки отразилось сосредоточенное движение мысли. – Немного горький.

- Приятный правда? Чем-то неуловимо ассоциируется с кофе. Во всяком случае эти вкусы отлично дружат. Теперь снова набери дым в рот и плавно вдыхай воздух через нос, и когда хорошенько вдохнёшь, задержи дыхание досчитав до трёх. Как досчитаешь, так же плавно, не спеша выдыхай. – Ева демонстративно сложила губы трубочкой и выдохнула дым в лицо Аньке.

Та поэтапно воспроизвела наставления.

- Чувствуешь, как расслабляет?

- У меня голова закружилась. Но в этом есть что-то кайфовое. Ха… а я-то дура всегда отказывалась, когда мне предлагали сигарету.

- Давай тоже самое ещё раз. А затем глоток вина.

Аньке совсем похорошело. Взгляд затуманился, черты лица успокоено смягчились.

- Я должна тебе кое-что сказать. – начала Ева, хлебнув вина. - Я люблю тебя!... - неожиданно тихо произнесла она и резко прижав к себе Аньку принялась жадно целовать в губы, настойчиво пропихивая язык к ней в рот. Та вытаращив глаза с отвращением замычала, застучала пухлыми кулачками по спине Евы. Но Ева не обращала на это совсем никакого внимания, весовые категории были принципиально разными, к тому же она вложила в эти объятия всё то невысказонное, искренее чувство, копившееся в её душе годами и по капле расстрачиваемое во время вынужденных игр в любовь с другими партнёршами. Сейчас этот поток ливнем излился на Аньку. Однако та извернувшись змейкой, выскользнула из Евиных объятий, стремительно выскочила прочь из беседки.

- Ты?!!.. Что ты делаешь?! Сука! - И тут же с размаху ударила вышедшую из беседки следом за ней Еву в живот, потом ещё и ещё. Получилось не слишком эффективно и чем-то даже комично.

Тогда Анька отскочила от неё и застыла спиной к болоту, часто-часто дыша, ярко-красным пятном выделяясь на фоне осенней серости леса. Красное от злобы лицо с тёмными кляксами туши вокруг глаз, красное пальто, красная неопрятно размазанная по губам помада.

- Я люблю тебя Аня! И всегда любила! - растерянно воскликнула Ева, и сделала несколько шагов к подруге.

- Я тебя ненавижу! Мразь лесбийская. Так вот зачем ты меня сюда завезла... - в очередной раз размахнувшись для удара завизжала Анька, однако потеряв равновесие и неуклюже взмахнув руками в воздухе, рухнула спиной в болото. В стороны полетели брызги грязной, ледяной воды. - А...а...а! Помоги! Помоги мне!

- Я... Я... Сейчас. Только не дёргайся. - от всего происходящего Еву охватил панический ужас. Она безголовой курицей забегала вокруг беседки в поисках хоть какой-то подходящей жерди или палки. Тем временем болото с аппетитным бульканьем стремительно всасывало в себя её изо всех сил сопротивляющуюся бывшую подругу. Неожиданно быстро Анькины выкрики сменились громким бульканьем и вскоре на поверхности остался плавать лишь ярко-красный берет, вокруг которого ещё какое-то время трясина выпускала стайки лопающихся на поверхности пузырей. Ева остановившись, парализованно уставилась на них. Может быть это был ужасающий своей реалистичностью сон? Увы... Наступила разрывающая барабанные перепонки, подавляющая всё живое, тишина.

Немного придя в себя и более или менее чётко осознав произошедшее, она всё таки отыскала какую-то палку на берегу, осторожно выудила берет и выбросила его в придорожный кювет, отъехав километов за пятнадцать от места на просёлке, где они оставляли машину.

"Я убила её..." - терзалась она обрывками мыслей, плетьми бьющими по разуму. - "Зачем я вообще всё это начала? Как я теперь буду с этим жить?..."

Когда Ева уже подъезжала к городу погода окончательно испортилась. Из тёмных, рыхлых тучь, прочно завладевших небом, запорошил снег. Она остановила машину у мини-маркета на заправке и освобождённо зарыдала давясь и глотая слёзы будто раскалённые до температуры кипения, беспощадно ожигающие глаза, щёки, ладони зажимающие рот, разъятый в немом крике ужаса.
"Дрянь, ред. 1"
Белоснежный кроссовер съехал на просёлок с шоссе и вильнув в сторону, замер, подмяв бампером ржавые стебли полыни. Массивный кусок арктического льда под низким, тяжеловесно-серым осенним небом. Его погасшие фары, похожие на глаза разъярённого робота, тупо уставились в чёрную штриховку леса у горизонта.

Плавно открылась правая дверца и с пассажирского сиденья выпорхнула Анька, упакованная в расклешоное, ярко-красное пальто, украшенное двумя рядами глянцевитых чёрных пуговиц. Строгими плечами и сжатой поясом талией, пальто подчёркивало классически правильные пропорции её фигуры. Анькино заплаканное лицо, перепачканное чёрными потёками туши, кислой, страдальческой гримасой морщилось над широким отложным воротом.

С водительского места не спеша выбралась Ева. Она, в противоположность длинноволосой брюнетке Аньке, была яркой, чрезвычайно эффектной блондой с модно выстриженными машинкой висками и пышной гривой золотых волос на макушке. И образ в одежде, под стать характеру, у неё был кардинально иной – чёрная кожаная курточка стрейч, обтягивающая бёдра мини юбка, своей клетчатой пестротой напоминавшая шотландский килт. На ногах лакированные ботфорты до колен, против Анькиных полусапожек казавшиеся вызовом общепитовскому вкусу. В отличии от подруги сейчас она излучала силу и позитив. Ева всегда любила спорт и при этом была заядлой курильщицей, что удивляло многих знакомых.

Две девушки, два стиля, два мира.

- Ну и зачем мы припёрлись в эти поля? – капризно простонала Анька. – У меня совершенно нет настроения слоняться сейчас по местам нашего бестолкового детства. Я и не одета для этого…

- А я думаю тебе полезно продышаться и успокоиться. Так что двигаем вперёд и заканчивай уже лить слёзы. Тебе важно хорошенько подумать, как выйти из бракоразвода при деньгах и с гордо поднятой головой.

- Он!.. Он бросил меня! – обильно источая из себя струйки слёз, по новому кругу начала нудеть свою мантру Анька. – Унизил и ушёл к ней.

- Это часто случается в нашей жизни. – с философской иронией заметила Ева. – Как сказал кто-то умный: конец чего-то старого, всегда начало чего-то нового. Банальность, но правдиво. Ты, кстати, Её видела?

- Нет…

Они медленно пошли по продутому злым осенним ветром просёлку к опушке леса, волнообразно шумевшего облетевшими деревьями и неунывающей Еве вдруг стало грустно от само собой пришедшей в голову беспощадной мысли. Мысли посещавшей её неоднажды – «Как прожил столько лет этот человек, врач, учёный, умница с этой размалёванной куклой? Что сближало их все эти годы?» Ева достала пачку длинных ментоловых «Вог». Чиркнув крохотной никелированной «Zippo», закурила, в задумчивости втянув пряный, напитанный мятой, табачный дым. Протянула пачку Аньке.

- Ты вот что. Закури, попробуй. Это отлично успокаивает.

- Закурить? Но… но это же так вульгарно и очень вредно. Сигарета высосет из меня всё здоровье. – перепугано пролепетала та, будто ей предложили выпить мышьяку на брюдершафт. – Я никогда не курила. Всегда принципиально отказывалась от этого!

Ева осторожно сжала рукой плечо подруги. Ладонь приятно ощутила плотную бархатистость пальто.

- Послушай Ань. От одной сигареты никакой зависимости и прочей ерунды у тебя не будет, но полегчает это точно. Лекарство многократно проверенное.

Анька, шмыгнув распухшим носом, ухоженными ноготками выцепила сигарету из протянутой пачки. С сомнением повертев её в руках, следуя примеру Евы охватила фильтр губами. Вспыхнула зажигалка, поднесённая подругой в гнёздышке ладоней и она, старательно подражая Еве, попыталась затянуться, набрав полный рот дыма, но тут же поперхнулась, и захлебнувшись кашлем, швырнула сигарету в заросли полыни.

- Какая гадость… Зачем ты куришь? – корчась выдавила Анька, поглаживая растопыренными пальцами грудь. – Такое чувство, будто в меня проникло что-то инородное.

- Ты закуришь! – уверенно ответила Ева, выдыхая густой ментоловый вихрь дыма. – В твоём случае для первого знакомства достаточно и одной попытки затянуться. Но вангую, скоро пристрастишься.

И Ева вспомнила свою первую затяжку. Это произошло тут, неподалёку… Только была она совсем одна, и подруга-сигарета, как могла лечила её разбитое сердце. Какой она была в то время? Рослая, угловатая девушка, мечтавшая о любви. Сколько прошло лет? Кажется, лет пятнадцать? С тех далёких июлей и августов, когда подростками они носились в этих полях. Там, чуть дальше, на болотах, у них была «база» - большая бревенчатая беседка на краю топи, неведомо кем и зачем поставленная. По рассказам деда, на месте болота, когда-то был лесной пруд с великолепными белыми лилиями, который постепенно, год за годом, начал зарастать ряской, медленно заиливаться, превращаясь в мёртвую топь. Беседка, видимо, была поставлена, когда живописный пруд с лилиями ещё радовал гуляющих по лесу людей своей красотой. Однако их поколению досталось уже болото. Часто после дискотеки в сельском клубе, они шумной компанией приходили сюда, разжигали костёр, пили пиво, а близость болотной бездны щекотала нервы. У Аньки всегда были ухажёры. Она нравилась самым сильным и симпатичным парням своей эстетичной женственностью, смазливым личиком Мальвины. Ева тоже нравилась, но совсем не тем ребятам, кому мечтала нравиться в своих юношеских грёзах. И часто кусая губы до крови она с завистью провожала с Анькой тех, кого искренне любила. Однажды, в этой бревенчатой беседке, августовской ночью, наполненной искрами полночных звёзд, Анька лишилась девственности, а Ева, спрятавшись в кустах малины стала невольной свидетельницей этого действа. Там, с Анькой, был как раз тот самый парень, с которым Ева ещё днём играла в любовь и ей казалось, что это всерьёз. Евины слёзы, протяжные стоны Аньки, сперва болезненные, затем похотливо сладостные и застоявшийся запах перезрелых ягод, бьющий наотмашь в нос. Той ночью навсегда ушло от них детство.

- Зачем мы туда идём? Я вся перепачкаюсь… ой… ещё и репьи эти. – ныла Анька, в слезливом раздражении отдирая от подола своего красного кафтана колючие шарики репейника. Как у всех пустых и неумных женщин, главным лейтмотивом нытья была её собственная персона. Бесконечные «Я… Мне… Я вот… Я не хочу...» -то и дело исторгали сочно накрашенные алой помадой губы.

- Наша беседка, помнишь?

«И что она могла дать ему? Даже ребёнка не родила. Боялась испортить фигуру и праздную, сытую жизнь. А он мечтал о сыне. Сам однажды мне признался. Она никогда не любила его и теперь убивается из-за риска утратить прежний комфорт и достаток. Это очевидно.» - размышляла Ева, заботливо взяв Аньку под руку и с улыбкой вещая ей что-то о их подростковом прошлом.

Беседка по-прежнему стояла на краю топи. На чёрной поверхности болотной воды между пожухлых кочек плавали опавшие листья. Осенняя пустота леса. Тишина, нарушаемая лишь сухим хрустом сучьев у них под ногами.

Ева и Анька сели в беседке. Расположились на влажных, кое где покрывшиеся зеленоватым налётом плесени, досках скамеек. При этом Анька заботливо расстелила салфетки под своим мягким местом. Ева, мысленно усмехнувшись, достала из сумки сигареты, бутылку креплёного десертного вина, два чистых бокала.

- Надо согреться и повеселеть! – улыбаясь пояснила она и разлила по бокалам вино. – Иначе встречаться с юностью как-то не получается.

- Ты ж за рулём?

- Плевать… Выветрится.

Подняли бокалы. Чокнулись. Выпили. Не без удивления Ева отметила с какой жадностью её заклятая подруга проглотила вино и тут же захмелев отвязно загоготала. И было в этом белозубом оскале, что-то из прошлого, что-то, что ранило Еву той страшной ночью в самую душу…

Она закурила, помассировав висок пальцами с зажатой меж ними сигаретой. Дым волнами заструился по пышной, белокурой гриве волос.

- Ну-ка рассказывай, как там правильно курить! – вернул её в реальность хмельной голос Аньки, по пижонски пристроившей сигарету на угол рта.

- Набери немного дыма в рот и не торопясь попробуй прочувствовать и понять его вкус. Разложи его на молекулы. Выдохни.

- Он мятный… - на лице Аньки отразилось сосредоточенное движение мысли. – Немного горький.

- Приятный правда? Чем-то неуловимо ассоциируется с кофе. Во всяком случае эти вкусы отлично дружат. Теперь снова набери дым в рот и плавно вдыхай воздух через нос, и когда хорошенько вдохнёшь, задержи дыхание досчитав до трёх. Как досчитаешь, так же плавно, не спеша выдыхай. – Ева демонстративно сложила губы трубочкой и выдохнула дым в лицо Аньке.

Та поэтапно воспроизвела наставления.

- Чувствуешь, как расслабляет?

- У меня голова закружилась. Но в этом есть что-то кайфовое. Ха… а я-то дура всегда отказывалась, когда мне предлагали сигарету.

- Давай тоже самое ещё раз. А затем глоток вина.

Аньке совсем похорошело. Взгляд затуманился, черты лица успокоено смягчились.

- Я должна тебе кое-что сказать. – начала Ева, хлебнув вина. – Я знаю к кому ушёл Марк. Более того я знаю эту женщину всю жизнь.

- Что? – чёрные глазки хищного зверька стремительно сошлись на Евиной переносице. – И ты всё это время молчала? Кто же это? Раз так, я её тоже должна знать!

- Ну конечно ты знаешь её. Она перед тобой. Он ушёл ко мне.

- Как к тебе? Что это значит? – Анька выронила бокал вина из рук и он, глухо ударившись о гнилые доски пола, разбрызгал содержимое на Евины ботфорты.

- Это значит, что мы с Марком теперь будем вместе.

- Да ты!.. Тварь! – как ошпаренная она выскочила из беседки. – Так вот зачем ты меня сюда завезла! Решила отомстить за старые амурные обиды.

И тут же с размаху ударила вышедшую из беседки следом за ней Еву пухлым кулачком в живот, потом ещё и ещё. Получилось не слишком эффективно и чем-то даже комично. Тогда, распаляясь всё больше, яростной фурией бросилась, чтобы расцарапать бывшей подруге лицо, но та мягко отстранилась от неё, ушла с траектории атаки.

Наконец Анька застыла спиной к болоту, часто-часто дыша, ярко-красным пятном выделяясь на фоне осенней серости леса. Красное от злобы лицо с тёмными кляксами туши вокруг глаз, красное пальто, красная неопрятно размазанная по губам помада.

- Аня, осторожнее… - растерянно протягивая к ней руки, воскликнула Ева, совсем не ожидавшая такой агрессивной реакции и уже пожалевшая, что затеяла этот акт мести, представлявшийся в её мыслях совсем в ином свете. Хотя чего ещё в подобном случае можно было ожидать?

- Я тебя ненавижу, сука! Ненавижу… - в очередной раз размахнувшись для бессмысленного удара, пронзительно завизжала Анька, однако потеряв равновесие и неуклюже взмахнув руками в воздухе, рухнула спиной в болото. В стороны полетели брызги грязной, ледяной воды, и на встречу Анькиному воплю устремившемуся к Еве, к корявым кронам, к зарастающей мхом беседке, из тёмной, рыхлой тучи, висевшей в небе над лесом, белой крупкой запорошил снег.
Рассказ от Евгении
Соискатель на вакансию архивариуса смотрит на меня по голубиному развернувшись в полоборота. Он даже на стуле сидеть по человечески не может. Бледное, невыразительное лицо стареющего мальчика, с нестриженными соломенными волосами. Таких мы и в школе, и в институте, называли задротами. Задрот лепечет что-то невразумительное о предыдущих местах работы, своём послужном списке, двух высших образованиях и его тусклые, бесцветные слова бьют меня в обтянутую строгим приталенным платьем грудь. С болезненным осознанием я отмечаю, что прибавила несколько киллограмов за отпуск. Соискатель мне не интересен, а значит уже обречён, просто потому что душно и ужасно хочется курить. Я с профессионально скрываемым раздражением задаю ему вопросы, которые обязана задать, а сама только и думаю о пачке "Jade" спрятавшихся в выдвижном ящике рабочего стола. "Bonjour Jade", всё таки прикольно они придумали, после скатившегося в ребрендинг Гламура, теперь курю только их. От этих незатейливых размышлений организм всё больше охватывает никотиновая хочуха, чувство неудовлетворённости, яркое желание обхватив нежными губами фильтр, втянуть в лёгкие сладковато-терпкий табачный дым, выдохнуть его освобождённо. Строгий ворот платья сковывает мне шею и я оттопырив его указательным пальцем, прерываю словесный понос очкастой моли. Проклятый дресс-код. Одеть бы сегодня лёгкий сарафанчик... С явным облегчением выпроваживаю "архивную пыль" прочь, отделавшись классическим - "Вам позвонят". Бросаю девчёнкам - "Я курить" и торопливо прихватив сигареты чуть ли не выбегаю в прожаренный зноем двор бизнес-центра.
Закуриваю, чиркнув изящной серебрянной зажигалкой, с вставкой из крокодильей кожи - подарок мужа. Делаю максимально глубокую затяжку, втянув щёчки и распалив кончик длинной сигареты до ярко-оранжевого цвета. Фуф... Освобождённой струёй изливаю дым из своих лёгких прямо в гущу собравшихся рядом курильщиков, тут и Натали, и нудный зожник Галкин, и огромный Сан Саныч. Я с неприязнью замечая среди них того самого архивника. Он стоит чуть в стороне, посасывая картридж в пластмассовом корпусе GLO, опустив глаза в заплёванный пол курилки. Стряхнув пепел в хромированное навершие урны, снова делаю затяжку, продолжая наблюдение за ним. Привычное удовольствие плывёт по телу, голова светлеет, расслабленная удовлетворённость постепенно наполняет всё моё существо. Архивник столкнувшись со мной взглядом, неуверенно подплывает ко мне в сизых слоях табачного дыма.

- Простите, с вашей точки зрения у меня есть шанс получить эту работу? - дрожащим голоском задаёт он банальный вопрос.

Он больше не кажется мне таким уж отталкивающе неказистым. Просто обычный ботаник, интроверт с гуманитарным складом ума. Именно таким по сути и должен быть сотрудник архива. Чего я на него взъелась?

- Я ничего не гарантирую. Но думаю хорошие шансы у вас есть.

Его глаза за стёклами очков светлеют, архивник радостно улыбается. Всё таки как много для него значит надежда, хотя бы её искорка, на кончике моей сигареты.
Никотиновые воспоминания морозного зимнего вечера... часть 2
Это своебразный ответ тов.Kells, на вопрос по поводу баловства сигаретами и что из этого баловства получается))

Вичка начала выходить на перекуры вместе с Любой и Нинкой. Я заметила это уже после летних каникул, на следующем курсе. Сначала она просто стояла с ними в курилке за углом универа, окутанная сизовато-серыми слоями табачного дыма. Пассивная курильщица, со смешками отказывающаяся от любезно протянутой ей пачки сигарет. Однако длилось это недолго. Очень скоро во рту у неё появилась сигарета и естественно этому поспособствовали те самые закадычные подруги. Ну не могла она сопротивляться напору этих крутых и авторитетных студенток, заботливо убедивших её в том, что бросить это занятие Вичка сможет в любой момент. Всю зиму во время перерывов, у Вички шла другая учёба, предметом которой было постижение нюансов курительного удовольствия. Преподавателями выступали Нинка и Люба Быкова и вот наступила весна. У моей и ихней группы в тот день была совместная пара…
- Пошли курить. - словно подводя черту под тематикой прошедшего занятия по истории философии, сказала Нинка. – Жень пойдёшь с нами? Вон погода какая, чего тут в духоте сидеть?
- Ага! Пойдёмте в сквер! В Миусский! – восторженно воскликнула Вичка, её большие, глупые глаза, окантованные длинными лепесткам-ресницами, живо светились предвкушением скорого удовольствия. Мне стало очень любопытно и я, конечно, пошла вместе с ними.
Снег рыхлыми, почерневшими сугробами лежал на аллеях в Миусском сквере, и казалось, почти осязаемо таял под весенними лучами солнца, стекая в ручейки на чёрном лоснящимся графитом асфальте. Город сбросил ледяные оковы зимы, как цитромон сбрасывает приступы головной боли сковывающей затылок. Мы шли, раскалывая каблуками рыхлый серый наст, улыбаясь ощутимо греющему весеннему солнцу и возбуждённо чирикающим воробьям, суетливо мельтешащим в кустистой живой изгороди.
- Будешь? – протянула мне Люба длинную сигарету «Vogue». – Пора и тебя посвятить в наше тайно-явное общество, пусть ты и из другой группы. Место-то историческое!
Мы стояли возле той самой лавки, где прошлым летом Люба и Нинка, учили курить Вичку. Только сейчас на лавке вместо сумочек и огромной пачки чипсов, лежал рыхлый пласт снега, на манер ежа истыканный сигаретными бычками.
- Да нет. Спасибо, пока не хочу. Может потом… - отмазалась я, украдкой наблюдая за Вичкой. Та достала собственную пачку «Vogue», уверенно закурила, стремительно выпустила дым из ноздрей и практически сразу сделала глубокую равномерную затяжку, после чего живописно оттопырив нижнюю губу паровозно зачадила дымом в сторону универа, унылой гранитной громадой видневшегося за голыми ветвями деревьев. На белоснежном фильтре сигареты остался ярко алый след её губной помады.
Я чувствовала запах сигарет, и он казался мне тогда неприятным. Каким-то тяжёлым, излишним и чужим запахом, вторгшимся из параллельной вселенной в этот весенний калейдоскоп. Да и строгие родители не располагали к никотиновой дегустации. Хотя признаюсь, даже в то время, мне было очень интересно попробовать сигарету и я всё таки попробовала… Но об этом я уже писала ниже. Опыт тогда вышел неудачным.
Я смотрела на Вичку – возбуждение и предвкушение в её голубых глазах-васильках, сменило спокойное ублаготворение, растущее с каждым движением сигареты к пухлым губам, с каждым последующим вдохом волшебного дыма в лёгкие.
Разговор перешёл в русло предстоящей поездки в ночной клуб «Парк Авеню Диско». Я поняла, что заботливые подруги, уже навсегда подсадили её на сигареты и расстаться с курением она уже точно никогда не сможет, добровольно увязнув в сладкой паутине никотинового удовольствия.
Гламур в Винстон? Странный ребрендинг...
Купила вчера пачку синих Гламур и словила лёгкий шок. Оказывается эти сигареты скоро перестанут существовать как самостоятельный брэнд и превратятся в Винстон Блю Суперслимс. Странный маркетинговый шаг, вызывающий ряд вопросов. Главные из них - как сей ребрендинг отразится на вкусе и крепости? Насколько мне известно Винстон Блю в формате слимс уже давно существуют, он несколько крепче Гламур и вкус у него совсем другой.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
Столкновение
Утро понедельника не может быть добрым. Я поняла это когда вышла из подъезда в мокрые январские сумерки, свалившиеся на город после недельных морозов. Над серыми пятиэтажками витала мутная дымка. Оседая на железных крышах тысячами капель воды, она шумно текла по водостокам. И зачем я надела шубку? Сапоги дико скользили по подтаявшему насту тротуара и до автобусной остановки пришлось двигаться очень медленно, словно на ходулях, что бы не растянуться где-нибудь в луже. А я и так опаздывала на работу.
На остановке я торопливо закурила – нужно успеть выкурить такую желанную утреннюю сигарету. Организм уже ощутимо требовал привычную порцию никотина: появилось ощущение нервозности и дискомфорта. И я достав из сумочки пачку Чапман с облегчением прикурила. Вообще-то я никогда не курю на остановках. Почему? А вот почему…

- Можете не курить в мою сторону! Сами травитесь и травите других! – на меня, сквозь большие квадратные очки, смотрело странное существо, пол которого я определить затруднилась. Гладкая бледная кожа, волосы, крашенные яркими разноцветными цветами, бесформенный огромный пуховик и джинсы на тонких коротких ножках, подвёрнутые на щиколотках. Тьфу ты. Чёрт знает что это такое.

Я отошла подальше стараясь встать так, что бы дым сигареты подхваченный ветром несло в другую сторону. Но скользкий ветер январской оттепели незамедлительно изменил своё направление и дым, смешанный с паром моего дыхания, вновь понёсся в сторону чувствительных обонятельных рецепторов существа. Его реакция не заставила себя долго ждать…

- Прекратите курить в общественном месте! – взорвалось оно потоком агрессии. – Да и вообще! Посмотрите на себя… Сейчас не 90-е, шубы не в моде! Расфуфырилась овца, курит тут... Когда же вы все исчезнете!

Тут уж я не выдержала.

- Слушай ты. Клоун/клоунесса из будущего. Само посмотри на себя. На что ты похоже? Бесформенное, аморфное существо, с дебильными разноцветными волосьями. В цирк едешь? - возмущённо взвизгнула я и конечно получилось скорее смешно, чем грозно.

Я была полностью готова к тому, что существо ещё больше взъярится и обрушит на меня всю несусветную мощь своей гендерно-нейтральной глобалистической идеологии, утопит меня в придорожной разъеденной реагентами жиже, вместе с сигаретой, шубой и сапогами, тем более остальные граждане никак не реагировали на перепалку, с любопытством искоса наблюдая за происходящим. Однако произошло иначе. Уловив локаторами мой ответ, существо как-то ссутулилось и обижено откатилось в противоположную сторону, за прозрачную стенку павильона остановки. Резво подрулил электробус, озаряя всё вокруг себя холодным светом стёкол битком набитого салона. Существо не замедлило там скрыться, потерявшись среди прочих пассажиров. А я осталась стоять на месте. Почему-то ехать с этим персонажем в одном общественном транспорте не было и тени желания. Мне просто не может быть с ним по пути. Затворив двери, электробус плавно покатил прочь, щедро разбрызгивая грязно-бурую слякоть по обочине дороги. Я осталась ждать следующего и что бы как-то успокоить нервы, достала вторую сигарету. Кончики пальцев подрагивали. Пока прикуривала, глядя ему в след, в голове сама собой всплыла песня НАУ:

Железнодорожник из мятых карманов
Поношенной формы достанет на свет
Помятую трешку, железную ложку
И на отъехавший поезд билет.

«Неужели будущее вот за этими непугаными бесполыми уродцами? Ну это мы ещё будем поглядеть…» - размышляла я, глубоко затягиваясь со злым и одновременно грустным прищуром. – «Время покажет».
Мой стандартный набор на кофебрейк))
Классика... хи-хи angel
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.
#кофе #chapmangold #кофебрейк
Евгения +4 3 комментария
Трус
(Не знаю в тему этот очерк здесь? Он не о курении)) Но оставлю, просто как ещё одну грань своего любительского творчества)

Большой фингал синюшным разводом сиял под глазом Антона. На щеке его дополняла крупная ссадина, а само лицо было изрядно помятым.
- Сильно он тебя отделал. – прокомментировал ситуацию Серёга, прихлёбывая пиво прямо из горлышка пластиковой бутылки. Они сидели, примостившись на поваленном дереве, на опушке, близ окраины дачного посёлка. Неслышно ступал по ветвям деревьев за их спинами тихий летний вечер.

- Ну я не смог пройти мимо… Здоровый гад. Иду из магазина, а он её на землю повалил и бьёт. Шансы мои конечно не равны были, но я его отвлёк на себя, а она убежала. – невесело повествовал Антон. – Слушай Серёг? А может зря я это всё?

Это случилось много лет назад. В ту ночь Серёге не спалось – утром надо было ехать на работу, а аккумулятор в его «Жигулях» приказал долго жить. Нужно его заменить, тем более новый уже куплен и лежит без дела в багажнике.
Серёга оделся и спустился во двор к припаркованной возле подъезда «пятёрке». Дом спал. Почти все его окна смотрели в осеннюю ночь матовой чернотой стёкол, напоминая иллюминаторы кают корабля, плывущего в мрачной, свинцово холодной бесконечности океана. Липы во дворе отстранённо-механически скребли оголёнными ветвями под сырыми порывами ветра.
В мерклом, практически слепом свете фонаря, Серёга открыл капот и принялся откручивать клеммы на аккумуляторе. Мгновенно замёрзшие пальцы с усилием сжимали ключ. Вдруг откуда-то со стороны арки эхом послышался цокот каблуков и в тень её сводов перепуганной птицей впорхнула женщина в дорогом пальто с большим меховым воротником. Она затаилась, прижалась спиной к обшарпанной стене, почти не дыша от ужаса. Серёга насторожился. Страх исходящий от всего существа женщины начал передаваться и ему. Он бросил ключ, и осторожно прикрыв капот машины, почти собрался скользнуть к подъезду, как вдруг в арку неспешно вплыл огромный, чёрный, мужской силуэт. Женщина вздрогнула, коротко взвизгнула. Серёга пригнулся в тени машины и оттуда затаившись, наблюдал, как грабитель со спокойной уверенностью взял у разрыдавшейся женщины сумку и грубо схватив её за меховой ворот, так что затрещали швы пальто, швырнул вниз. Затем так же спокойно развернулся и ритмично размахивая своим трофеем в руке, вышел из арки на соседнюю улицу. Содрогающаяся от рыданий женщина осталась лежать на грязном асфальте, веером разбросав растрепавшиеся волосы.
Как только чёрная, страшная фигура скрылась из виду, Серёга стремительно бросился к подъезду, даже не заперев свои «Жигули». Сердце от страха готово было выпрыгнуть из груди, но кроме страха было и ещё одно чувство, нараставшее по мере того, как страх медленно проходил. Чувство унижения и ненависти. Оно просто разъедало его. «Тварь, гад… оборзевшее от безнаказанности животное.» - клокотало внутри Серёги, весь последующий день. На работу пришлось ехать на метро...

- Да нет, Тох. Всё ты сделал правильно. И я надеюсь, ты ему тоже как следует засветил! Здоровьице этому хмырю поправил. – с неожиданной ненавистью, очень запальчиво ответил другу Серёга и снова, как бы гася всколыхнувшиеся эмоции, глотнул пива. – Лучше уж получить своё и потом не маяться. Просто поверь мне.
Никотиновые воспоминания морозного зимнего вечера....
…Последней из их компании закурила Вичка. Нинка и Люба Быкова, курили с первого курса, а она всегда отказывалась от ненавязчиво предложенных ей сигарет, чуть краснея, похихикивая в кулачок. Отлично помню это свойственное ей движение, так же как отлично помню тот момент, когда она всё таки попробовала сигарету. Это случилось на третьем курсе и забегая вперёд замечу, что к окончанию ВУЗа она стала полностью сформировавшейся курильщицей. Потихонечку, выходя покурить с подругами, на крыльцо универа, всё чаще и чаще. В этом нет ничего удивительного – в сытые 2000-е курение в нашей, женской среде, было очень модным занятием. Огромные рекламные баннеры вдоль дорог, яркая реклама на целые страницы в журналах, в кино и сериалах, герои на которых хотелось быть похожими, повально курили. Это сейчас курение сигарет демонизировано, в отличии от той же шмали, про которую снимают целые полнометражные комедии. Наверное для кого-то наркотики это смешно… Впрочем это уже совсем другая история.
Почему я вспомнила Вичку и тот июньский день именно сейчас, покуривая в промороженной курилке бизнес-центра? Толи рассказ coal о 90-х навеял? Не знаю... Вспомнилось.
Сейчас искусственный ксеноновый свет, разъедая студёную темноту раннего зимнего вечера, заполняет пространство вокруг меня, кажется, что он и несёт этот знобкий холод, от которого потрескивают деревянные конструкции нашего «места для курения», а тогда….

Тогда я шла в универ через зелёный, наполненный солнечными бликами и кучерявым тополиным пухом, бульвар. Народу в нём, обычно заполненном, многолюдном, почти не было. Пенсионер на лавке, да толстоватый мужчина с пикинесом, неспеша прогуливался вдоль густо засаженных какими-то незамысловатыми цветами, клумб. В воздухе стоял сухой дух прогретого летним солнцем асфальта. Студота тоже, видимо уже разъехалась – экзамен как с час назад кончился. Однако возле одной из лавок я заметила компанию знакомых девчонок. Выделялась из них Вичка. Высокая девица, с крашеными ярко рыжими волосами, в строгом зелёном платье, несмотря на очень тёплую погоду застёгнутом до отложного воротничка. Туфли на высоченном каблуке. Стройные, совсем не загорелые, длинные ноги.
Она стояла в пол-оборота и держала в руках зажжённую сигарету. Держала она её как-то странно – сильно сдавливая фильтр большим и указательным пальцем правой руки, а указательным левой что-то ковыряла в нём. Вид у неё был такой, буд-то она изучает диковинное и очень необычное насекомое. Веки с длиннющими ресницами опущены, бледный рот приоткрыт. Напротив стояли Люба и Нинка, уверенно затягиваясь и запивая каждую затяжку из серебристо-синих баночек «Ред Буллом». Я подошла к компании подруг. Поздоровалась. Увидев меня, Вичка тут же прекратила свои ковыряния, белозубо мне оскалилась бросив «Привет», опустила руку с сигаретой.
- Мы Вичку курить учим. – пояснила Быкова.
Вичка рассыпалась искристым напускным смехом, в возбуждённых глазах замелькал озорной и вместе с тем стыдливый огонёк. Видимо меня она очень стеснялась. Под ободряющие возгласы подруг она поднесла сигарету к губам, но тут же отстранила руку, снова рассыпавшись глуповатым смехом, отвернулась от нас в сторону.
- Да не бойся ты…
Взглянув на меня с непокидающей лицо улыбкой, иронически кивая в сторону курящих подруг – «Вот дурочки престали», Вичка медленно произвела второй, более успешный подход к дымному снаряду. Обхватив колечком губ фильтр она мелко всосала дым в рот и тут же выпустила его прочь. Знакомство с сигаретой состоялось. Подруги заржали, как прованские кобылы. Заржала и Вичка, цокнула каблуками, держа сигарету на уровне рта. Засмеялась и я. Вичка снова набрала дым в рот и снова выдула его в окружающую атмосферу. Ехидненько улыбаясь с лукавым прищуром посмотрела на меня.
- Ты в себя втягивай. Курить надо в затяг, а то рак губы будет. – прокомментировала Нинка первые шаги Вички к никотиновой зависимости, наглядно демонстрируя подруге, как надо курить в затяг. На счёт рака губы – в то время это было очень расхожее мнение, и я до сих пор не знаю, правда это или миф. Следующий же момент я помню отчётливо и в деталях – Вичка втягивает в рот порцию дыма и чуть приоткрыв рот, проталкивает его тёплым июньским воздухом в свои лёгкие. Авария случилась на выдохе. Из-за попытки в очередной раз заржать, дым видимо стал колом у неё в бронхах и Вичка, сморщившись, закашлялась, выпуская его из своих дыхательных недр неопрятными белёсыми клоками. Прокашлявшись она снова заулыбалась, на сей раз уже как-то расслабленно и пьяновато. Наверное «Рэд Булл» в тандеме с никотином так странно на неё подействовал.
- Ну как тебе? – с интересом спросила Люба, по сестренски приобнимая осоловевшую Вичку за плечи.
- По своему прикольно. – ответила та.
- Ну так ещё раз попробуй затянуться. Не спеша.
Вичка послушно сделала новую затяжку. На этот раз у неё получилось лучше. Она достаточно надолго задержала дыхание, позволив никотину щедро вторгнуться в её, ещё совсем непривычный к этому веществу, организм. Выдохнула дым жирной струёй. Отдала недокуренную сигарету Нинке. Теперь её уже явно развезло, улыбка не сходила с лица. Похохатывая, она присела на лавку, рядом с сумками, банками энергетика и початым здоровенным пакетом чипсов.
Ну а далее… мы обсудили завершающуюся сессию, планы на лето, они остались на лавке в сквере, а я двинулась к корпусу универа. Примерно как в песне Макаревича – «И каждый пошёл своею дорогой, а поезд пошёл своей.» Мой путь к сигарете, был значительно более долгим, нежели у Вички. Но тут уж у каждого свой опыт.
акция скидки купить дешево Volcano здоровые легкие как начать курить как курить взатяг сигареты как затягиваться сигаретой мика женское курение курит в мини юбке красный мальборо курит за рулем прима женские сигареты удовольствие удовольствие от курения курение здоровье елизавета серебрякова курящая девушка Liebfraumilch гламур самые безопасные сигареты армянские сигареты пин-ап курящая женщина папиросы девушка сигарета овальные сигареты Superslims сигареты без фильтра Marlboro новые марки сигарет как затягиваться трубкой дешевые сигареты ментоловые сигареты табак девушки история донской табак курит две сигареты одновременно сигариллы Queen size беломор любовь советские сигареты элитные сигареты тонкие сигареты ароматизированные сигареты реклама никотиновая зависимость самые модные сигареты первая затяжка курилка юмор зажигалка фильтр-мундштук первая сигарета сигареты из крыма сигареты кисс испания красота сигареты с ментолом импорт друзья девичья курилка курить компакт ява импортные сигареты Parliament King size Kent начинающая курильщица сигареты лд пепельница сигареты компакт дым сигареты винстон модные сигареты колумбийская мешка первая пачка стиль сигары Captain black натуральный табак курение и здоровье большая пачка "всё о еве" богатыри бен хур баз польза курения молочный аккаунт белорусские сигареты дрордж гросс борьба с курением евгения Pepe мундштук #smokeemo's blog фото Mevius пачка школа курильщиц кисс яблочный ангелика германия сигареты ричмонд приобщение пётр 1 Winston нак начать курить воспоминания самокрутки Smokeemo's blog ветлужанка затяжка сигареты мальборо женственность лихие 90-е места для курения Camel секреты долголетия как скрыть запах табака творчество сигареты парламент крепкие сигареты Menthol страсть сигареты оптима гильзы Slims курение в общественных местах работа эстетика Alliance собака сигареты с фильтром-мундштуком сигареты джой гродненская табачная фабрика сигареты давидофф Lss Bond комфортное курение девушка с сигаретой сигариллы без фильтра желание курить украинские сигареты курильщицы суперслим More сигареты прима курение при астме пхукет стёб культура курения мальборо с ментолом никотин красота и курение право курить полезные сигареты курящие девушки сигареты кент жизнь мини-сигары болгарские сигареты полиция легкие сигареты общение киевский пейзаж сигареты вог рафаэль де сото пример сыворотка для лица double serum сигареты плай Glamour тамбовский волк сигареты путешествие колледж бонд натуральный табачный вкус спалила мама курительный клуб сыворотка для лица под мезороллер сигареты бонкс мини-формат Aroma rich красивые сигареты раздвижная пачка сыворотка и крем для лица как пользоваться Sobranie будущее гарри бёртон сигареты лф Pueblo подруги мягкая пачка